MoneyMan

Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт

Рис. 1. Схема первого этапа эксперимента. A — три партнёра: честный, нейтральный и нечестный (93, 60 и 7% случаев возврата денег соответственно); «доверяющий» (Investor), обладая 10$, в каждом раунде игры решал либо оставить все деньги себе и не рисковать, либо какую-то часть от своей суммы передать партнёру (на рисунке — всю сумму сразу). У партнёра сумма учетверялась, и если он поступал нечестно и оставлял все деньги себе (Defect), то «доверяющий» терял все доверенные деньги, а если партнёр честно отдавал половину выручки (Reciprocate), то оба получали удвоенную сумму (по сравнению с начальной). B — за первый этап игры самую большую часть денег испытуемые доверили честному партнёру (показано зеленым), а самую маленькую — нечестному (показано красным); нейтральный партнёр (черный) получал промежуточный уровень доверия. *** — значимость различий на уровне P 

Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт
Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт

Рис. 3. Второй этап эксперимента. C — схема игры и линейка морфов нечестного (для данного случая) партнёра. D — зависимость частоты согласия играть с тем или иным новым партнёром от степени его схожести с честным (зелёный график), нейтральным (черный) и нечестным (красный) партнёром из первого этапа эксперимента. *** — значимость различий на уровне P < 0,001. Иллюстрация из обсуждаемой статьи в PNAS

Частота принятия решения играть, то есть доверять новому незнакомому партнёру, оказалась в прямой зависимости от степени его сходства с людьми, чья репутация уже известна (в данном случае, с партнёрами из первого этапа). Люди меньше доверяли тому, кто был похож на партнёра, показавшего себя нечестным, и больше тому, кто был похож на честного. При этом значимые различия между морфами нечестного и нейтрального партнёров начинались с меньшей схожести (с 56% сходства), чем между морфами честного и нейтрального партнёров (с 67%). То есть сходство с нечестным игроком быстрее приводило к предвзятости, чем сходство с честным.

Исследователи также проанализировали активность разных участков мозга во время принятия решения играть / не играть на втором этапе эксперимента. Они делали функциональную магнитно-резонансную томографию мозга (фМРТ) во время предъявления «доверяющему» фотографии для выбора партнёра и оценивали изменение активности тех или иных участков его мозга по BOLD (blood-oxigen-level-dependent) активации.

Обнаружилось, что с ростом визуального сходства нового партнёра с нечестным партнёром из прошлой игры значительно повышается активность в области миндалевидного тела, задействованного в формировании большинства наших эмоций, а также в определении сходства между объектами (рис. 4). С ростом похожести нового образа на известный честный образ повышается активность дорсолатеральной префронтальной коры (dmPFC), участвующей в процессах принятия решения и социальном поведении.

Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт
Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт

Рис. 4. A — активность миндалевидного тела (Amygdala) в зависимости от сходства морфа с нечестным партнёром из первого этапа; B — активность дорсолатеральной префронтальной коры (dmPFC) в зависимости от сходства с честным партнёром. Иллюстрация из обсуждаемой статьи в PNAS

Помимо этого исследователи сверили характер и локализацию активности разных участков мозга на втором этапе эксперимента с их активность на первом этапе (рис. 5). Оказалось, что по мере научения испытуемого не доверять нечестному партнеру активировался тот же участок мозга и тем же образом, что и потом при предъявлении им фотографии лишь смутно походящей (с точки зрения самого испытуемого — не похожей) на фотографию нечестного игрока. Это был участок вентромедиальной префронтальной коры (vmPFC), принимающей участие в оценке риска и различных вопросах морали (см. Люди склонны ожидать друг от друга великодушных поступков, «Элементы», 28.02.2017). Аналогичный результат был получен и для обучения доверять честному партнеру, сходные паттерны активации обнаружились в связанном с обучением хвостатом ядре (caudate).

Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт
Принимая решение о доверии незнакомому человеку, мы опираемся на предыдущий опыт

Рис. 5. Полный анализ сходства активации различных участков мозга на первом и втором этапах эксперимента. A — результаты второго этапа, в течение которого проводилась фМРТ. Обозначения те же, что и на предыдущих картинках; ns — не значимо. B — характер активации участков мозга при решении доверять незнакомому партнёру, похожему на честного (хвостатое ядро, Caudate) и при решении не доверять незнакомцу, похожему на нечестного игрока (вентромедиальная префронтальная кора, vmPFC). Иллюстрация из обсуждаемой статьи в PNAS

По результатам данного исследования стало известно, что в таком сложном вопросе, как доверять или нет незнакомому человеку, мы опираемся на наш предыдущий опыт. При этом наблюдается некоторая асимметрия: негативный опыт учит лучше, чем позитивный. Поэтому достаточно быть относительно слабо похожим на нечестного человека, чтобы к вам отнеслись предвзято с недоверием, обратный же эффект (предвзятое доверие) требует уже большего сходства с честным человеком. Так что для нас важна не только наша репутация, но и репутация людей, на которых мы похожи, — ведь их поступки и наша внешность вызывают сходные изменения активации мозга у окружающих нас людей.

Источник: elementy.ru

Fozzy
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

одиннадцать + 16 =